+7(925) 925 05 38, +7 (919) 990 35 55
г. Москва, Дмитровское шоссе, 9а строение 1 (ст. м. Тимирязевская)

Запись к специалисту






В рассылку входят статьи специалистов, проводимые мероприятия, полезная информация

Трансгенерационная передача с позиций психоанализа

«Родовое проклятие», «венец безбрачия»... Думаете, не темы для исследования психоаналитического психосоматика? Юрий Грязев так не считает и рассматривает эти понятия с позиций психоанализа.

Многие родители, говорят, что черты характера их ребенка напрямую связаны с генетикой, иногда вспоминая бабушек или дедушек, которых ребенок мог в жизни не видеть, используя формулировку «это он такой в меня/папу/маму/бабушку/дедушку».

В психологии для этого есть тяжелый термин «тренсгенерационная передача»...

Действительно, тело и психика — части одной системы, но вопрос генетики в формировании психики человека, а также формирование характера, как одной из важнейших черт психического функционирования не связаны напрямую с биологической составляющей, особенно такой, как генетика.

Никаким образом не доказано существование генов характера, как и генов таланта и прочих генов, связанных с психическим функционированием.
Для того, чтобы сформировалась человеческая психика, нужна психика другого взрослого человека и окружение из тех же человеческих особей.
Если мы говорим про отношение человека к какому-то роду, я задаю себе вопрос: а как понять, что этот человек имеет отношение именно к этому роду (фамилии), к которому себя относит?

Психика человека формируется в результате взаимодействия неоформленной психики ребенка и оформленной психики ухаживающего взрослого. Это начинается с телесного взаимодействия и внедрения взрослым телесных ощущений в тело ребенка, включает одновременное обучение их переживания и осмысления, а так же развитие мышления путем развития интеллекта и когнитивных функций.

Если говорить кратко — уход за ребенком является одним из важнейших и структурирующих событий в его психике, как и способность создавать мышление вокруг собственных переживаний.

Но есть важный момент, связанный с феноменом трансгенерационной передачи, о котором сейчас пойдет речь. Именно этот феномен, на мой взгляд, напрямую связан с ранним периодом развития человеческой психики и с дальнейшей судьбой человека, как и воздействие его родословной на его реальность.

Для рассмотрения этого феномена возьмем ситуацию «Синдром матрешки». Это последовательное рождение в каждом поколении девочек, неспособных удержать в отношениях мужчину: они либо все сбегали, либо умирали, либо были настолько слабы, что их как будто и не было.
Глядя на эту картинку, можно поверить, что у носительницы такого синдрома как минимум «венец безбрачия», «родовое проклятье» или нечто подобное ужасающего размера.

Если пытаться разбираться с этим с позиций трансгенерационной передачи в рамках психоаналитического мышления, то имеем следующее: произошло несколько поколений назад некое травматическое событие, которое очень серьезно сказалось на отношениях пра-пра-пра (допустим) бабушки Яны, например, трагическая смерть супруга при очень странных обстоятельствах (допустим, в чистом поле в зной убило молнией у нее на глазах), а дама эта была не только ранимая и впечатлительная, но и беременная от этого несчастного мужчины, да еще и в тот момент, когда произошла трагедия — она безумно злилась на него.

Имеем в итоге: сильное травматическое переживание, которое очень тяжело переработать, плюс мистически окрашенное событие, связанное с этим самым травматическим переживанием. Результат: появление магической конструкции «мой гнев настолько силен, что способен убить мужчину».

Что можно сделать в таком случае бабушке Яне, чтобы вылечить травму?
Попытаться связать травматическое возбуждение путем компульсивного повторения. Я не говорю сейчас про то, что эта пресловутая бабушка Яна пойдет и будет пытаться убить всех любимых мужчин. Но она будет каким-то образом пытаться убрать психическое возбуждение, возникающее в теле, различными путями и переработать это самое травмирующее событие.
И одним из путей переработки травмы потери становится как раз ее родившийся ребенок, в которого она будет помещать те самые переживания и телесные ощущения, которые она не в состоянии переработать самостоятельно.

В итоге имеем маму Яну с травмой, которая не может найти выход в переработке как телесно, так и психически, и перевозбужденная дочка, перенявшая буквально на «генетическом» уровне травму матери, которая никак не осмысленна, не переработана и висит в психике уже дочки (следующего поколения) абсолютно мертвым грузом.

Важно упомянуть один момент, без которого эта конструкция никак не сработала бы: обстоятельства смерти отца должны быть как-то либо скрыты, либо искажены.

Как вы думаете, как дочка будет справляться с травмой матери?
Правильно, повторит ее судьбу с попыткой «воскресить» травму матери, чтобы ее переработать: найти таким образом мужчину, от которого забеременеет, мистическим образом «убьет» его и станет свидетелем его смерти, и в попытке переработать ту же самую травму, повторив ее, поместит в своего ребенка (по чудесному стечению обстоятельств — девочку), используя его как единственный возможный «контейнер» для переработки собственных чувств.

И это повторяется из поколения в поколение: одна-единственная травма, не нашедшая путей переработки в жизни одного-единственного дальнего предка, повторяемая последующими поколениями, становится общей и, возможно, родообразующей травмой — такое вот «наследство».
Как итог, феномен трансгенерационной передачи играет роль, в том числе, и в формировании характера. И сбрасывать его со счетов психологии не стоит.

ИП Лукаш Лилия Анатольевна | ОГРНИП 314774626800270 | ИНН 771306511456